Мы с сыном вошли в подъезд. У меня в руках были объемные сумки.

— Дась, загляни в почтовый ящик, пожалуйста, а то руки заняты.

Сын засунул ладошку внутрь ящика, и достал содержимое.

— Тут два счёта и письмо.

— Письмо? Кому письмо?

— Мам, прикинь, мне письмо!

— Тебе???? От кого? Покажи…

— От какой-то Тани…

— А кто это, ты ее знаешь?

— Понятия не имею . Может, твоя подписчица какая?

— Почему сразу моя подписчица?

— Потому что мои друзья письма не пишут. У нас ватсап есть. Вайбер. Кто же сегодня будет письмо писать, которое сто лет идти будет, если это можно за минуту переслать? Тут явно кто-то из прошлого…

Я хмыкнула. Это письмо положила в ящик я, по пути на прогулку. И задумка с моими занятыми руками — это специально всё, чтобы сын сам обнаружил в почте письмо, в котором на конверте — его имя.

Я ждала восторга, удивления, «ничего-себе»! Ждала прыжков до потолка.

Но абсолютно спокойный сын забрал у меня одну из сумок и пошел вызывать лифт.

— Ты такой спокойный, будто каждый день письма получаешь! — сказала я в лифте.

— Я первый раз в жизни письмо получаю.

— Как ощущения? Круто?

— Круто! Удивительно немного.

Мы вошли в квартиру. Стали разуваться, прибежала Катя, вошел муж, забрал сумки, пробежала кошка, суматоха…

Через десять минут я обнаружила сына за планшетом.

— Играешь?
— Я только проверил, не разрушена ли моя башня в игре, а сейчас уже смотрю, что задали.

— А письмо? Ты читал?

— Ой, забыл…

Забыл… То, что вызывает настоящий восторг, не забывают.

Знаете, я всегда пишу правду. Когда я согласилась протестировать этот милый проект Ольги Скребейко
от домашнего издательства Skrebeyko, я допускала мысль, что будет так, как и получилось.

Мне очень бы хотелось написать, что сын прыгал до потолка, разорвал конверт, прочел письмо ещё в лифте… Но нет.

И мне самой было немного обидно.

А потом я подумала, что это нормально. Абсолютно нормальная реакция. И если я хочу другой реакции — ликования или восторга — я, именно я, должна объяснить своему сыну, что такое живое письмо, в чем его ценность и в чем оно лучше электронного.

Дорогие взрослые. Мамы и папы.
«Живые письма» — это чудесный добрый проект. В нем есть душа . Не удивительно, что издательство продало уже более 500 подписок на эти письма.

Я понимаю, почему его придумали авторы. Они хотели порадовать детей, и для этого вспоминали, что радовало их, когда они были детьми.

Я тоже застала время бумажных писем. Мне писала их мама, из Москвы.

То есть не мне, а бабушке и дедушке, но в обращении всегда было : «…и любимая моя Олечка». Я помню, как рассматривала те письма, марки, мамин почерк. Как нюхала их, пытаясь уловить мамин запах.
Я представляла, как мама их писала, низко склонившись над столом под лампой…

Я помню, как мне было хорошо их получать. Авторы просто хотели подарить такое же «хорошо» современным детям.

Но сегодняшние дети другие. Прагматичные. Избирательно любопытные. Стремительные .

В них много скорости, а на скорости сложнее разглядеть главное.

Да и… Это же для нас — главное, у них, у нового поколения, будет другое главное…

Основные клиенты этого проекта, на мой взгляд, не дети. А их родители.
Потому что вместе с моим ребенком живое письмо сегодня получила я и маленькая Олечка, живущая во мне.

И испытала восторг.

Давно забытый восторг от обнаруженного в почтовом ящике письма…

Этот проект добрый и милый своей несовременностью. Ведь именно он побуждает нас, в век ватсапов и вайберов, вспомнить, как это здорово — писать и получать настоящие живые письма.

P.S. Пока я писала этот пост, сын с восторгом разгадывал какие-то шифры, которые ему прислали в письме))) Думаю, второе письмо он получит уже с предвкушением приключений…
Я буду очень рада, если он войдет во вкус.

Благодарим Ольгу Савельеву за искренний отзыв.

Рассказать друзьям: