В среду прошел прямой эфир с Леной Трусковой. Ниже — расшифровка трансляции, переработанная в полноценное текстовое интервью с историей об авторе и её блокноте. Видео эфира – в конце статьи.

Всем привет!

Меня зовут Лена (в онлайн-проектах меня часто называют Леночка).

В офисные часы я работаю менеджером проектов в Яндексе, а в остальное время занимаюсь тем, чем захочу. Например, пишу в блоге «Лето в голове» , перевожу с английского на русский то, что мне интересно, организую спонтанные прогулки по Петербургу, редактирую журнал «Может быть по-другому», а ещё веду несколько проектов онлайн, включая твиттер Кафки, и много читаю .

У меня случаются онлайн-творческие мастерские для тех, кто считает себя нетворческим человеком.
Я работаю с начинающими авторами и помогаю им делать текст простым, понятным и ярким, куча материалов для сочинителей есть в библиотеке мастерских текста в жж.

Прямой эфир сегодня посвящен вдохновению — и тому, как я это вдохновение понимаю, а также тому, какой блокнот я создала о вдохновении вместе с Домашним издательством Скребейко.

Два года назад я закончила работу над книгой о вдохновении, отправила рукопись в несколько крупных издательств — и мне отказали. Отказали, потому что я неизвестный автор, потому что на эту тему много чего понаписано иностранными авторами — от Джулии Кэмерон до Энн Ламотт. Более известными.

Но я была уверена, что культурно эти переводные тексты очень далеки от потенциальных читателей. И писала свою книжку специально очень простыми словами и честно, без всяких «вселенная будет вам помогать» и «в каждом листе бумаги скрыт Бог». Мне хотелось, чтобы мои коллеги-айтишники, захоти они позволить себе погружаться в творческие процессы — могли найти в моей книге поддержку и советы.

Для меня очень показательными были мастер-классы на айти-конференциях, где мы как тренеры предлагали решать профессиональные задачи (например, спланировать работу над продуктом) с помощью неожиданных материалов. Одной группе выдали акварельные краски, другой — наклейки с сердечками, третьей — цветную бумагу. Серьезные дядечки и тетечки, руководители отделов и компаний, подходили ко мне потом и говорили, что последний раз рисовали в школе и сейчас чувствуют себя потрясающе обновленными. Где-то в этом месте я поняла, что творчество и работа — вовсе не противоположные вещи, а скорее друг друга подкармливающие.

Я напечатала книгу сама через сервис Ридеро, сто бумажных копий, они разошлись за пару месяцев. Книга попала на Литрес и Букмейт. На Букмейте у нее сейчас больше пяти тысяч читателей.

Но мне очень хотелось найти издательство. Людей, которые захотят печатать и распространять, продвигать и обсуждать со мной текст. Через год я договорилась с Олей Скребейко о сотрудничестве. Мы полностью переписали текст. Появились новые главы. Мы упростили название.

Появился настоящий блокнот! Первый тираж сразу же раскупили, сделали второй, он тоже закончился. Блокнот замечательный: с наклейками после каждой главы. Одна беда: типография косячит в печати, поэтому много получается брака. И пока издательство не найдет решение, мы придумали сделать электронную версию блокнота. Её можно распечатать сразу после покупки.

 

Не нужно ждать доставки и платить за неё. Можно распечатать не на А4, как сделала я, а в режиме брошюры, и переплести её в любой печатной мастерской. Тогда она получится в два раза тоньше.

Что с моей точки зрения — вдохновение?

Не все читали мои блоги и работали с блокнотом. Чтобы обозначить фундамент для дальнейшего разговора, хочу рассказать, что я называю вдохновением.

Для меня это общий термин, которым я называю «творческую энергию». Это силы создавать что-то новое. Это смелость делать то, что никто ещё не делал — а также делать то, что делали уже все, кроме меня. Это стремление найти что-то своё на стыке тем, интересующих меня. Это какая-то искра, которую можно высечь трудолюбием, верой в свои ценности, искренностью и пониманием того, что я сейчас занимаюсь тем, что для меня важно.

На мой взгляд, для выполнения любой работы вдохновение — нужно. И я много думаю о том, откуда оно берется. Материал для блокнота был собран и в личных поисках, и в творческих мастерских, где я прорабатывала эти вопросы вместе с участниками.

Вопросы.

Если я не ответила на ваш вопрос, напишите письмо в издательство, я обязательно выскажусь.

1. Творческая кондиция

Вот что пишут:

«Когда только берёшь какую-то вещь в работу, приглядываешься, принюхиваешься — вдохновение через край, хочется заниматься часами и сутками и сразу все сделать. Но чем дальше идёт работа, тем чаще приходится гоняться за вдохновением с дубинкой. С одной стороны — можно себе позволить гулять, смотреть на все вокруг, читать, слушать, радоваться миру. С другой стороны, важно не переборщить с этим, чтобы не потерять форму, не отвлечься.
Как поддерживать себя в определённой творческой кондиции в течение достаточно долгого времени?»
Елизавета

«В начале создания своего проекта я была более воодушевлена, а сейчас силы тают и боюсь «слиться».
Катя

«У меня свой проект, люблю его очень. Полгода прошло, я никак не могу сдвинуть его… Мое вдохновение иссякает».
Таисия

Вот что я думаю:

Весь прошлый год я училась нарративной практике. И вот какой вопрос я бы задала Елизавете, Кате и Таисии (подозреваю, что ответы будут разные): случалось ли, что вам удавалось поддерживать интерес и возвращаться к вдохновленному состоянию во время сложной, напряженной, упорной работы раньше? Что это была за ситуация и что в тот момент было решающим?

Подозреваю, что разные люди устроены по-разному. Волна вдохновения в начале проекта может быть связана с интересом к теме, надеждами, новизной задачи, объемом хаоса и еще много чем. Вопрос — что демотивирует по дороге? Что пропадает? Ожидания не совпадают с действительностью и оказываются завышенными? Или задача, будучи разобранной по косточкам и разложенной в виде плана, теряет интерес? Или мне скучно делать что-то регулярно самой, хочется команду? Или я теряю общую картину, занимаясь выполнением мелочевки, и хочу это отдать исполнителю, а сама — держать стратегические вопросы, которые меня вдохновляют?

В таком формате мне сложно угадать, что именно работало для Елизаветы, Кати и Таисии раньше. Но я знаю, какие вопросы я бы им задала.

2. Внутренний самозванец

Вот что пишут:

«Я борюсь с синдромом самозванца. Это борьба меня выматывает и перекрывает кислород вдохновению».
Катя

«Очень хочется вдохновения, сил и энергии, но пока, к сожалению, их нет. Или они есть, но я внутренне к ним не готова. Как будто не готова трудиться над собой, над решением задач , в т.ч. и рабочих. И вот и мечется мой разум, с одной стороны хочет грандиозных перемен и новых побед, с другой — боится… Боится быть отвергнутым, боится, что будут смеяться, боится, что откажут в помощи, боится показаться глупой, неразбирающейся в вопросе».
Юля

«Не знаю, что не выходит, донести до людей. Написать продажный пост. Пишу людям запрос о сотрудничестве, как стену толкаю. Хочу быть преданной своей идее».
Таисия

Вот что я думаю:

Я чую здесь значительный перфекционизм: обратите внимание на слова «грандиозные перемены и новые победы». Мне кажется, когда на проект возложены очень большие ожидания, каждое маленькое действие становится неподъемным. А вдруг оно не принесет «грандиозных перемен и новых побед»? И чем сильнее я боюсь не получить вообще никаких новых побед, тем сложнее мне решиться на то, что не гарантирует мне никакой победы. Я очень хорошо знаю, как страшно начинать писать книгу, которая может никому быть не интересна. Потому что пока я ее не начала писать, никто не может назвать меня неудачником. И тут очень много разбирания в себе, выяснения этих внутренних сценариев, по которым ходят мои страхи.

Кроме того, работа над проектом — это не только победы, но и упорная, муравьиная работа по выстраиванию фундамента. В блокноте я писала о том, чтобы держаться не результата, а процесса. На мой взгляд, работа над проектом состоит в маленьких делах. Вдохновение, на мой взгляд, нужно на них, а не на победы. Победы — скорее побочный эффект.

А ещё я думаю, что становится страшнее и страшнее от того, что такими вещами не принято делиться. Принято рассказывать, как всё круто и замечательно, выкладывать селфи с фильтрами и оптимистичные отчеты. Пока я не найду себе безопасный круг, с которым можно делиться и такими вещами, людей, которые скажут «с тобой всё нормально, у меня тоже такое бывает», мне будет казаться, что я одна такая и у всех всё здорово.

3. Интровертный маркетинг

Вот что пишут:

«Последнее время веду себя как социофоб. Моя деятельность тормозится из-за этого. Как выйти из норы?»
Татьяна

Вот что я думаю:

Есть такой проект Контора Конторович. Ведет его Наташа Конторович. И вот у неё есть термин «интровертный маркетинг», спасающий тех, кто не любит выходить из норы.

Я не считаю, что у Наташи есть в арсенале какая-то волшебная кнопка, побеждающая её клиентам социофобию. Нету волшебных кнопок. Даже у Наташи.

Однако очень много стыда и сопротивления снимается (и работа Наташи подтверждает это на практике) благодаря тому, что я признаюсь: ну не хочу я быть видеоблогером.

Не хочу! Не моё это. И не хочу бегать кругами, крича «какая я прекрасная, восхититесь срочно». Когда я разрешаю себе этого не делать, появляются силы, которые можно потратить на что-то разумное. Например, записать несколько кейсов из моей работы, и спокойно опубликовать на моей странице. Или попросить написать последних участников моих мастерских отзывы. Или взять гипотетическую ситуацию и провести мысленный эксперимент с применением моей методики — и опубликовать всё это.

Моим потенциальным клиентам подходит, если я в норе. Может, они тоже социофобы. А зачем мне те, кто ищет видеоблогеров? Я их наверняка разочаровала бы своей норностью.

Если вкратце, то интровертный маркетинг — о том, как оставаться собой и при этом рассказывать о своих проектах.

4. Расхламление

Вот что пишут:

«Где найти сил на то, чтобы вдохновиться, на чем сэкономить ресурсы, какие ненужные дела выкинуть из жизни?»
Анастасия

Вот что я думаю:

Это вопрос про границы. Его можно решить по-разному. Начиная от психотерапии (мне лично подходит такой способ) и заканчивая простым вопросом.

Анастасия, есть ли какое-нибудь дело, которое вы завтра можете не делать, хотя оно запланировано, и из-за того, что вы не сделаете его, никому не станет очень плохо?

А сегодня?

Есть достаточно скучная книжка «Как говорить нет без угрызений совести», в ней есть формулировки, с помощью которых можно избавиться от нежелательных встреч. Мне она была полезна.

По моему опыту, отказ от ненужных дел ведет к следующему: я теряю образ человека, который всем нравится, потому что всем отвечаю «да». Именно поэтому я довольно долго набирала кучу ненужных дел и не могла никому отказывать. Поэтому я вначале упомянула терапию — возможно, стоит разбираться не с симптомом, а с причиной. Тогда пропадут и симптомы.

5. Вдохновение не получает отдачи

Вот что пишут:

«Вдохновение со мной. Но мне не к чему его применить.
Начальство не ценит мою работу.
Поэтому будить вдохновение не хочется. Потому что не оценят.
Испытываю вдохновение в занятиях спортом».
Екатерина

«Стоит ли размышлять о монетизации своих увлечений?»
Евгения

Вот что я думаю:

Правильно делаете, Екатерина. Зачем применять то, что не ценят? Осталось только выяснить, дает ли вам сейчас работа то, что нужно.

Скажем, работа может кормить, и этого может быть достаточно для того, чтобы в остальное время делать то, к чему лежит душа. А может быть, работа вам сейчас ничего не дает и нужно ее, действительно, менять. Это видно исключительно вам, мне сложно сказать. Но я уверена, что вы правильно носите вдохновение туда, где от него есть толк. Оно наверняка вам благодарно за бережное отношение.

Лиз Гилберт говорит, что увлечение, работа, призвание и дело жизни — четыре отдельные сущности. Я с ней согласна и даже разбирала свои дела на эти четыре кучки, чтобы понять, за что я готова получать деньги, а что не хочу монетизировать, потому что мне хочется уберечь эти дела от определенных ожиданий, которые приходят с монетизацией. Защитить их. А другие я спокойно могу делать за деньги.

6. Сохранение энергии

Вот что пишут:

«Вернулась в Петербург и боюсь эти силы растерять. Город как будто высасывает энергию, хочется за город и солнца».
Ксения

«Иногда не успеваю отдыхать, хотя и вдохновения много, то бывает энергии не хватает. Вот и интересно по поводу сохранения и поддержания энергии».
Татьяна

Вот что я думаю:

Одна из глав моего блокнота называется «Пробовать непривычное». Мне кажется, в отсутствие частых отпусков это хороший способ поддержать себя и отдыхать. Один мастер-класс по глине  может меня удивить, вовлечь и вдохновить из-за своей новизны, хоть больше за глину я могу после этого никогда не садиться.

Но тут ответ, разумеется, очень личный. Поэтому у меня появляются вопросы

Ксения, Татьяна, откуда вы берете силы и энергию? Если Ксении хочется за город, вероятно, поможет выкраивать время на краткосрочные вылазки на природу. А что отдых для Татьяны? Что чувствует Татьяна, когда ей удается сохранять и поддерживать энергию, на что похоже это ощущение, что к нему ведет? Это ведь уникально и мой собственный ответ ни Ксении, ни Татьяне не подойдет. Мне нравится бродить по городу и подсматривать детали.

7. Слишком много всего

Вот что пишут:

«Как справляться с тем, что вдохновения слишком много, и не успеваю все записывать, зарисовывать, проговаривать?»
Аня

Вот что я думаю:

Вероятно, если вдохновения слишком много, ему обидно, что не всё записано, зарисовано и проговорено! Поэтому я бы уточнила: Аня, тебе хочется успевать записывать и зарисовывать? Тогда я бы предложила придумать наиболее простой способ, чтобы не терять времени и сразу же куда-то всё сливать. Одни быстро печатают, другим нужна особенная ручка, третьи начитывают на диктофон или вообще заводят себе за небольшие деньги секретаря и отправляют ему голосовые сообщения в Вотсапе, а он расшифровывает (я бы вполне таким занималась на фрилансе, когда искала себе подработку!).

Мне кажется важным снять барьер, мешающий быстренько записать. Я бы покопалась ещё и в том, какова вторичная выгода не успевания записывать. Что удается благодаря тому, что я не успеваю всё записывать? Нет необходимости всё это делать? Или можно не расстраиваться, что я не делаю всё, что придумываю?

Может быть, тогда можно начать делиться идеями с другими. Если жалко, что они останутся нереализованными. В общем, без понимания причин этого процесса — внутренних причин — сложно с точностью ответить.

8. Поток

Вот что пишут:

«Как работать «в потоке»?»
Светлана

Вот что я думаю:

Понятие потока описал психолог Михай Чиксентмихайи в одноименной книге. Он утверждает, что поток — «оптимальное состояние внутренней мотивации, при которой человек полностью включён в то, что он делает».

Я думаю, что в потоке работать очень сложно, потому что много чего отвлекает (особенно сейчас, когда инстаграм, твиттер, блоги и ютубе научили нас маленькому attention span’у). Наверное, для достижения состояния потока можно опираться на веру в то, что то, что я делаю — кому-нибудь важно.

Для этого придется разобраться с тем, почему я в это не верю: страхи, сомнения, отсутствие поддержки, круга безопасности? Для меня важно знать, что есть люди, которые согласны со мной и поддерживают меня.

Позволить себе быть достаточно способным войти в поток. Разрешить себе не войти в него. Позволить себе написать плохо, нарисовать гадость, испортить материалы — поработать с зажимами.

9. Для чего мне вдохновение?

Вдохновение может мне позволить быть поближе к себе.

Вдохновение может мне помочь проявить больше смелости, когда я делаю что-то важное.

Вдохновение может мне позволить выйти за рамки или раскрыть области, в которые я еще не залезала.

Вдохновение может мне помочь сделать что-то страшное, где я не контролирую результат и не знаю, к чему меня это приведет. Вот как сейчас.

Все материалы недели вдохновения.