Статьи

Интервью для проекта «Морошка»

Интервью для проекта Морошка | Домашнее Издательство Skrebeyko

Я люблю отвечать на вопросы интервью, наговаривая их на диктофон. Тогда человек, который будет потом расшифровывать все мои слова, услышит, как ребенок с кошкой разбил два яйца в коридоре и размазал их по всему полу. Или как я иду забирать ребят с рисования, и они с визгом бегут мне на встречу, показывая свои картинки. Юлия Третьякова из «Морошки» расспросила меня про мою жизнь, про отношения к текстам и про то, как выжить во всем этот дурдоме.

Ольга Скребейко называет себя вечным двигателем, человеком, соединяющим других, сканером с множеством интересов. А еще мы ее знаем как душевного собеседника, редактора в Домашнем издательстве Skrebeyko и маму четверых мальчишек.

В интервью Оля рассказала, как генерирует контент во все каналы издательства, что делать, когда не пишется, и кому нужны писательские практики. А еще поговорили про домашнее обучение, страхи и колесо баланса, которое вечно не такое, как хотелось бы.

— Оль, у тебя за спиной столько проектов, что глаза разбегаются. Расскажи, какой из проектов больше всего повлиял на то, какая ты сегодня.

— Я, наверное, назову покупку франшизы танцевальной школы с организацией танцевальных занятий в городе. Замечу, что это было время, когда не было соцсетей. В тот момент интернет только-только начинал становиться адекватным по цене, по скорости и по количеству информации. Не было Фейсбука, «ВКонтакте» и Инстаграма, куда можно было бы дать информацию, чтобы клиенты сбежались. 

Я составляла для телевидения объявления, медиапланы и должна была проплачивать гигантские тогда для меня деньги. Реклама на радио, запись роликов и их продюсирование. Я завешивала весь город афишами и, как впоследствии выяснилось, это было самое доступное и самое окупаемое средство продвижения. 

Кроме этого, я работала со звездными преподавателями танцев, договаривалась по телефону, приглашала их в Пермь, не видя, по рекомендациям. Приводила их на мастер-классы и на сезоны, встречала их в аэропортах и на вокзалах, селила в квартиры, представляла ученикам. Вся эта работа в физическом мире, когда я выходила на людей, которых ни разу не видела, когда я выплачивала большие зарплаты и гонорары, — дала мне много опыта. Опыта работы с отказами прежде всего. Плюс опыт продажи довольно дорогих вещей. И незабываемый жизненный опыт, когда нужно было принять точку, ниже которой я не упаду в финансовом смысле.

Вести это дело было тяжело. Из него я вышла с долгом, который потом пришлось покрывать самостоятельно. Нужно было набраться храбрости, чтобы закрыть любимое дело, которое кормило, питало, насыщало жизнь новыми знакомствами и различными историями. Это было тяжело, но я это сделала, и это было для меня важно.

— А есть какое-нибудь дело, из тех, что ты начинала и не завершила, которое не дает покоя, просится обратно в твою жизнь? 

— Наверное, заявлять об этом самонадеянно, но я одной из первых вошла в пространство инфобизнеса. Я давала консультации по электронной почте, когда еще не было никакого инфобиза. Получила диплом профессионального коуча, когда еще никто не знал, что такое коучинг. Очень больно смотреть, как мою профессию сейчас принижают те люди, которые, непонятно почему, называют себя коучами, не понимая, что такое коучинг и как он работает. 

Я скучаю по той деятельности, когда я работала с предпринимателями и с их командами, когда я проводила для них сессии, поддерживала их в достижении целей. С другой стороны, я отдаю себе отчет в том, что могу вернуться к ней в любое время, и моя работа будет стоить гораздо дороже, чем раньше. 

Нет ничего такого, по чему бы я так тосковала. У меня нет привычки жалеть о том, что я не сделала или не доделала. Я умею прощаться. Лучше один раз попрощаться, погоревать, поплакать и отпустить. 

Оль, свое дело — это же куча текстов, писем, постов, интервью! Скажи людям, которые тоже задумали продвигаться с помощью контента, какие три самые большие трудности их ждут на этом пути?

— Одна из трудностей — вам будут постоянно говорить, что и как делать. Вас будут учить на разнообразных курсах копирайтеры, редакторы, мастера слова. Иногда, я считаю, эта информация становится излишней. Мы можем бесконечно копить информацию, придумывать, как можно написать вместо того, чтобы взять и начать писать. 

Поэтому начинайте скорее писать! Начинайте экспериментировать, находите свой стиль, в котором будет комфортно и приятно писать, не подстраиваясь ни под кого, не влезая ни в какие рамки. Ищите стиль, на который ваши подписчики будут живее всего реагировать. Нужно найти свой голос и не завязнуть в представлениях других людей, как нужно писать. 

Вторая трудность в том, что с текстами всегда то густо, то пусто. Моя любимая цитата: «Интересные тексты варятся на бульоне интересной жизни». В жизни бывает затишье, бывают остановки, когда кажется, что писать-то не о чем. 

Хотя я сталкиваюсь с такой проблемой редко, у меня всегда есть куча тем, на которые я могу написать. У меня активное взаимодействие с подписчиками, я спрашиваю у них, о чём бы они хотели прочитать. Я собираю отзывы или трудности, с которыми разбираюсь в постах. Иногда слишком много того, о чём хочется написать, и, бывает, не знаешь, как бы это всё угомонить и уложить в один текст. 

А моменты тишины у меня связаны с тем, что энергия на нуле и нет сил написать что-то такое, на что будет хороший отклик. 

Поэтому живите интересно, делитесь тем, что происходит в вашей голове. Пишите, как вы принимаете решения, как вы что-то придумываете. Самое интересное — видеть живую кухню любого проекта и процесса.

И последнее: лучше мало качественного контента, чем каждый день пустые посты ни о чём с обязательным вопросом в конце, как этого требуют каноны современного сторителлинга и инстапостинга: «Что вы думаете по этому поводу?» и «А у вас как?» Глупее этого ничего быть не может. Тут прав мой муж, который говорит: «Лучше мало классного контента, чтоб подписчики скучали». Но тут палка о двух концах. Ищите свою золотую середину. 

— Кто-то скажет: «Оле хорошо-о-о, она вон в ладах со словом, ей, наверное, тексты даются с легкостью». Расскажи, насколько тебе хорошо? Легко ли тебе браться за текст, не который просится, а который надо?

— Нет, не легко. Я так же дрожу над каждым текстом. Я точно так же переживаю, понравится ли он или не понравится. Бывают дни, когда тексты вообще не идут ко мне. Тогда мне нужно расписаться. Я беру дневник и пишу. 

Я не веду утренние страницы в формате «о, я постирала шторы». Могу написать что-то про детей в электронный дневник. Даже если в свой дневник не прет, беру какую-то цитату из книги и начинаю переписывать ее от руки. Она впечатывается в мозг, и я начинаю делать телодвижения к тексту. Отсюда же могут взяться идеи для будущего текста. 

Я ничего не держу в голове. Я все свои мысли и незаконченные кусочки текстов вношу в приложение Bear. Оно установлено у меня и на компе, и на телефоне, и там у меня хранятся все идеи для постов с тегами. Я в любой момент могу понять, что это — обзор книги или идея для поста. 

Еще классно, если не пишется, от кого-то «прикурить». Я этот термин подхватила у Лены Резановой. Пойти и почитать того, кто тебе бесконечно нравится, чей стиль тебя вдохновляет и на кого ты хочешь быть похожей в письме. 

Если же я понимаю, что всё равно ничего хорошего не напишу, лучше позанимаюсь чем-нибудь другим, а потом напишу настоящий текст, который пойдет откуда-то изнутри и зайдет кому-нибудь глубоко в сердце. 

Давай прикинем, куда ты пишешь регулярно: личный блог, блог издательства, два Инстаграма — личный и издательский, при всём этом ты еще пишешь в Фейсбук, кое-что дублируешь во «ВКонтакте», пишешь письма в рассылку и ведешь группу «Я — сканер». Это уже и так ого-го, но я же еще что-то не назвала?

— Я пишу для двух рассылок. Моя личная рассылка тоже подразделяется на рассылку для тех, кто интересуется домашним образованием, и рассылку из блога обо всём. Еще я пишу очень много рецензий на книги. В этом году я взялась за это. Основная специализация моего личного сайта — это книги. Я сотрудничаю с издательствами, очень люблю читать. В этом году я набрала книг, которые меня зажигают, и пишу рецензии. 

Я несколько раз пробовала передать тексты издательства другому человеку, но в моём случае это не работает вообще никак. Они не воспринимаются. Слишком заметно, где писала я, а где нет, это очень бросается в глаза. 

Из издательства тексты идут во «ВКонтакте» и Фейсбук, в мой личный Инстаграм идут тексты, и они дублируются по необходимости везде, какие-то статьи мы выкладываем на Яндекс.Дзен, и есть еще статьи, которые я пишу для разных журналов. 

Еще у меня есть личный дневник. Я веду «Как-блокнот», куда я записываю короткие инструкции, как что-то сделать. Еще специальный блокнот, куда я записываю все мысли, связанные с деньгами, блокнот для всяких пожеланий. Еще в работе 12 блокнотов Tesoro notes. 

— А как вот это вот всё помещается в жизнь одного человека — мамы четверых мальчишек, которые получают домашнее образование?

— Стало получаться гораздо лучше, с тех пор как у меня появилась няня. На четвертом сыне первая я на это отважилась. Няня приходит с 3 до 6 каждый будний день. Это мое рабочее время, когда я ухожу и работаю. 

В остальное время я надиктовываю на диктофон, когда мою посуду или иду за сыном. Бывает, что работаю ночами. Днем я с мальчишками, с уроками, с обедами и домашними делами. Но иногда я сажусь и что-то могу сделать. Голова варит беспрестанно, рождает идеи и мысли, а потом это передается тем, кто мне помогает. 

И во-первых, помещается далеко не всё. А во-вторых, хорошо, когда есть помощники и помощницы. 

Если представить разные стороны твоей жизни в виде известного колеса баланса, то какой из секторов будет самым запущенным? В чём ты ощущаешь нехватку и делаешь ли что-то, чтобы восполнить пробелы этой сферы?

— Если послушать Стива Павлину, который говорит: «Нарисуйте колесо, поставьте цифры, а затем зачеркните все цифры меньше 9 и поставьте там 1 и вот это будет честно», то, наверно, у меня будет не так уж много девяток. 

Я перестала относиться к себе настолько критично, и сейчас меня устраивает всё. Могу сказать, где мой основной вызов, а он находится в двух областях. 

— Мое здоровье, внешний вид и красота. Если говорить о том, какой я себя вижу и какая я сейчас, — это два разных человека. Это зона вызова, с которой я начала работать, чему очень рада. Стараюсь восполнить пробелы, может быть, не очень быстро, но я перестала себя загонять и стала поддерживать. И этот подход мне нравится больше.

— Второй вызов — это дом-семья, где мне нужно быть заботливой и нежной мамой, а я мама-перфекционист-пинатель, и женщина такая же.

Дом и здоровье — вот два вызова, с которыми я сейчас справляюсь.

— В подкасте у Таисии Кудашкиной ты говорила, что отличаешься от других энергичностью, большим объемом энергии. Как реагирует твой организм, когда энергия кончается, какие красные кнопки включает? И какими делами можно восполнить затраты?

— Я становлюсь злой, агрессивной. Если я начинаю покрикивать на детей, значит, мне нужно лечь, накрыть голову подушкой и проспаться хорошенько — хотя бы полчаса-час. Мне нужно выйти на улицу, включить в наушниках какие-то любимые приятные мелодии, походить и попеть. 

Отключиться от всех гаджетов, отложить дела на потом и поехать посмотреть на море. 

А еще помогают мои результаты: когда есть какие-то значимые достижения, это меня радует и наполняет энергией. 

Тема домашнего обучения — довольно триггерная сейчас. Были ли у вас сложности с тем, как объяснить свой выбор окружающим?

— Конечно, были. И самой сложной была работа с родителями. Нас трудно переубедить, когда мы что-то решили. Тем более родители тоже видят, что мир меняется. Сейчас не обязательно работать на одной работе всю жизнь. Мало того, мы 5 лет назад не знали, какие профессии сейчас будут и как долго нужно учиться, если всё в мире меняется так быстро. 

Понятно, что есть такие профессии, как врач, где нельзя не учиться по определенным законам и схемам, хотя и в медицине всё тоже очень быстро меняется. 

Часто под обучением мы понимаем только передачу навыков, вернее, даже передачу знаний. Нет обучения практическим навыкам, нет передачи ценностей и убеждений. Мы передаем эти ценности детям. Но, если мы отправляем детей в учебное заведение, где они находятся большую часть дня, они будут как губка впитывать то, что транслируют чужие люди. Хотите ли вы, чтобы дети воспитывались в ценностях тех людей, которые окружают их в школе? Я — нет. И меня это даже пугает. Потому что окружение формирует нас очень быстро. 

Мне нравится наша семья. Я хотела бы, чтобы наши дети росли с убеждениями, близкими к нашим. Росли с ощущением свободы и своей собственной ценности. Со знанием того, что ошибаться — это нормально. Чтобы они были инициативными и проактивными. Чтобы они росли, зная, чего хотят. 

На самом деле мне совсем не важно, как объяснять свой выбор окружающим. С главными людьми — с мужем и родителями — этот вопрос прояснен. Для остальных — вообще всё равно.

— Мальчишки уже как-то определяются с тем, куда их тянет, кем хотят быть? Вы с мужем как-то направляете их в ту сторону, где заметен талант?

— Мы скорее видим склад характера и какие-то наклонности — кто ближе к творчеству, кто к ручному труду. 

Помню, я задавала этот вопрос Никите, ему было 3 года: «Ты кем хочешь стать когда вырастешь?» — «Никитой». — «А кем ты будешь?» — «Собой». 

Это действительно важно — вырасти и остаться собой. Направлять мы можем только в сторону развития предприимчивости и развития предпринимательских навыков. Нам это важно. Что они дальше выберут — это их дело. 

Оль, а помнишь момент, когда придумалось Домашнее издательство Skrebeyko? Это было какое-то озарение или вы с Сашей планомерно шли к открытию?

— Сначала придумалось не издательство, а блокноты Tesoro notes. Они придумались из двух моих больших любовей: первая — читать книги, вторая — писать дневники и заниматься разными письменными практиками. 

В книгах писать невозможно. У меня, например, рука не поднимается. Чаще всего, если вы встречаете в книге какое-то упражнение, вы либо его пропускаете и читаете дальше, либо откладываете книгу и больше к ней никогда не возвращаетесь. Мне хотелось внедрить больше практики: чтобы всё, о чём говорил автор, можно было попробовать использовать. Так появились Tesoro notes.

А еще мы лучше слышим информацию, когда она поступает к нам из разных источников. Есть даже название этому явлению — «психологическое мертвое поле». Например, муж мне может говорить о чём-то важном и нужном, но я это не воспринимаю. А потом то же самое услышу от совершенно чужого дяденьки и прислушаюсь.

Это говорит не о том, что я не ценю слова мужа, а о том, что между нами очень близкая связь. Или, например: дочь — врач и дает советы своей маме. Та вроде слышит, но ничего не делает. А потом соседка ей скажет то же самое, и мама скажет дочери: «Ты знаешь, мне посоветовали вот это, это так помогает». Но это не обесценивание, это сигнал глубокой близости между людьми. Бывает так, что от одного человека мы услышим, от другого не услышим, поэтому мне захотелось собрать разных авторов и исследовать их точки зрения. 

Мы запустили Tesoro notes в ноябре, а издательство открыли только в июне следующего года, когда мы подготовили Khaos Planner — наш второй продукт. Ежедневник, который подстраивается под систему вашего планирования. В нём нет ярких цветов, неприятных черных строчек, он сделан так, чтобы просто окантовывать вашу мысль. После этого к открытию издательства мы, конечно, шли уже планомерно.

— Страшно было начинать? И если да, то чего боялись больше всего?

— Начинать всегда страшно, это не прекращается. Страшно писать новым авторам, страшно писать в большие СМИ, куда я хочу разнести статьи. Всегда есть что-то, что страшно. Вопрос, что мы с этим делаем. Я выбираю бояться и продолжать делать.

— Ваши потрясающие воркбуки Tesoro notes недавно вышли из печати уже в четвертый раз. Расскажешь о них? 

— Воркбуки — это такие тетрадки-блокноты, которые рассчитаны на год. Tesoro notes — это тренинг на год, упакованный в красивую деревянную коробочку. Внутри — блокноты таких авторов, до которых очень непросто достучаться в реальной жизни, а тут они становятся вашими наставниками на год. Они стали еще больше похожи на журналы, но в них классно писать. 

Мы рассчитываем, что с каждым автором вы проведете месяц. Конечно, скорость у всех разная. Но мы надеемся, что в этот месяц вы будете проводить глубокое исследование себя: своих талантов, сокровищ, которые внутри вас спрятаны, и делать конкретные шаги, которые эти авторы предлагают. За год можно славно прокачаться. 

Я рада тому, как развивается это направление издательства, как меняется внешний вид блокнотов, какие авторы соглашаются с нами сотрудничать. Сейчас всё легче набирать новых авторов, и очень многие хотят к нам попасть и пишут сами, но пока мы отбираем очень тщательно. 

Мы проводим прямые эфиры с авторами Tesoro notes и «Живых писем», чтобы еще больше сблизить их с теми, кому важен внутренний рост. Можно смотреть записи эфиров или слушать подкасты, а еще лучше — стать патроном подкаста и получать к каждому выпуску pdf с практиками. 

На конференции «ДавайПиши» ты говорила о писательских практиках, о привычке писать каждый день, о том, что страх чистого листа можно побороть. Скажи, вот эти все техники только для пишущих людей или твоя аудитория много шире? До кого ты пытаешься достучаться на своих выступлениях? 

— Я в своих выступлениях пытаюсь достучаться до тех людей, которым интересно жить и которые постоянно находятся в поисках нового. Я вижу своих читателей и слушателей заинтересованными в развитии себя. Я вижу людей, которые умеют щедро делиться и отдавать текстом, видео — всем, что они делают. Они становятся вкладом в этот мир.

— В одной из своих статей ты рассказывала о том, как открыть в себе суперсилу. А что если бы суперсилу можно было выбрать один раз в жизни? Ты бы что выбрала себе? 

— Я бы выбрала ту суперсилу, которую я и стараюсь в себе развивать — силу слова. Чтобы силой слова можно было строить мосты от сердца к сердцу, ломать стены между людьми и внушать людям, что они прекрасны.

Источник

Похожие статьи

Точка невозврата: когда и как закрыть любимое дело?

Ольга Скребейко

Шесть заданий перед днём рождения

Ольга Скребейко

Выступление на конференции «Продуктивная»

Ольга Скребейко
Загружаем...