Чашка кофе | Домашнее издательство Skrebeyko

Чашка кофе

Закон чашки кофе латте. Это статья-рассказ Тани Мужицкой.

Наверняка у вас в жизни есть пара-тройка людей, с которыми вы можете не общаться годами, а потом начать разговаривать с того же места, на котором в прошлый раз оборвался разговор, как будто не было этих лет. А есть люди, с которыми вы сегодня пообщались, а завтра уже не находите общего языка, и они вам кажутся абсолютно чужими. И почему, например, тебе кажется, что с одним человеком вы знакомы уже сто лет, хотя вы разговариваете только час? А с другим вы знакомы сто лет, а кажется, что никогда друг друга так и не поймете.

Я много раз убеждалась, что есть разные уровни, на которых можно общаться с человеком. Причем неважно, общение это деловое, личное, дружеское, интимное или любовное, оно строится по одним и тем же законам. Я называю это «закон кофе латте».

Если вы когда-нибудь пили кофе-латте, вы знаете, как он готовится. Наверху должна быть молочная пена, потом идет слой молока, потом — слой кофе, а на самом дне — глоток сиропа. И к такому кофе всегда дают трубочку. Потому что если вы будете пить его просто так, с края чашки, вы сначала измажете все лицо пеной, а сироп вы так и не попробуете, потому что он перемешается с кофе и останется на стенках.

У меня такое ощущение чашки кофе-латте в последнее время возникает все чаще и чаще. Ведем ли мы деловые переговоры или, наоборот, общаемся с друзьями, я все реже могу провести четкую грань этих слоев общения. Потому что общение с друзьями может перейти в деловое предложение, а общение с бизнес-партнерами легко перерасти в дружбу, если мы совпадаем по взглядам на жизнь. Или вообще не стать ни дружбой, ни партнерством, размазаться по стенкам.

А мы хотим вам сейчас предложить трубочку. И попробовать этот напиток слой за слоем, отделяя слой от слоя.

Пена

Пена – это обсуждение того, о чем говорят «в телевизоре» или интернете.

Этой пены, этих разговоров — огромное количество. Мало того, мне кажется, что СМИ существуют специально для того, чтобы было чем заполнить этот объем чашки с кофе-«латте». Как продавец, который экономит на кофе, очень хорошо взбивает молоко в пену, чтобы никто не заметил отсутствия кофе. Пена — это такой слой, в котором по определению не должна участвовать ни душа, ни интеллект, ни чувства. Это просто некий уровень искусственных социальных конструкций, которые, в идеале, предназначаются именно для облегчения общения. Если все одеты в дутые пуховики, то сколько этими пуховиками не задевай друг друга, они не мнутся, а человек в пуховике не испытывает никаких ощущений. Он не чувствует даже, что его трогают. Просто мы формально вместе, а в тишине вроде как сидеть некомфортно.

И я понимаю, почему. Сидеть в тишине — это совсем другой уровень, там уже очень много чего происходит. Чтобы туда не прорываться, в тишину, надо это пространство заполнить пеной, а именно словами. Это разговоры ни о чем. Это светские беседы или так называемый small-talk («маленький разговор») при входе в переговоры. Но меня иногда поражает, какое количество этого слов входит в small-talk и как он затягивается! Но пена — самый безопасный уровень, она создает иллюзию близости без близости. Ни ты никого не ранишь, ни тебя никто не ранит, и никакого участия от тебя не требуется, никаких усилий и энергозатрат.

Я видела на отдыхе у моря много таких пар. Казалось бы, они целыми днями только и делают, что пересказывают друг другу какие-то дурацкие сериалы — а в этом фильме тот тому сказал, а в том сериале они так и не поженились. Или — как две капли воды похожие истории из жизни своих родственников и знакомых: а у той от него ребенок, а эти бросили детей бабушке.

Но я также вижу, что, произнося эти слова, которые легко срываются с языка на автомате, на самом деле эти люди находятся глубоко в своих внутренних процессах. И, возможно, она думает в этом момент о том, что уже неделю у нее задержка месячных, и что с этим делать. И видно, что она поглощена этими мыслями, они ее мучают, потому что она не знает, от этого мужчины, не от этого. И глубина ее внутреннего конфликта такова, что беременность может в корне изменить всю ее жизнь, и придется принимать какие-то серьезные решения, а если учесть, что у нее на шее висит крестик, то вообще все очень драматично. А в этот момент они с новыми знакомыми часами, сутками очень оживленно разговаривают о какой-то ерунде.

А он понимает, с одной стороны, что с ней что-то происходит, она как-то отстранилась от него, но с другой стороны, он замечет это как бы краем глаза и не придает значения. Потому что он думает о том, что перед отпуском все заговорили о сокращении, и непонятно, попадает он под него или нет, и если попадает, то что делать с ипотекой. И надо ли прямо после отпуска начинать искать работу или подождать, что будет. И если он разместит резюме, и его за этим поймают в офисе, то не ухудшит ли он свое положение на еще существующей работе? А если ничего не делать, то тогда не окажется ли он у разбитого корыта?..

И она могла бы стать его опорой, если бы она его поддержала, это многое облегчило бы и упростило, но они никогда не будут об этом говорить, никогда, вообще никогда! Она его не спросит, и решит свою проблему самостоятельно, он с ней не посоветуется, и поставит ее перед фактом. И еще они и обвинят потом друг друга — или молча, про себя, или вслух. Когда будут разбираться, кто кому испортил жизнь.

Они могут так прожить всю жизнь, общаясь в этой пене. Я знаю одну такую пару, у которой был совершенно удивительный ребенок. Они пытались все время его воспитывать, но он каким-то образом всегда оставался сам по себе. И вот однажды он к ним пришел, посадил перед собой и сказал: «Я хочу задать вам несколько серьезных вопросов. Скажите мне, что такое любовь, что такое дружба, что такое близкие отношения, почему вы вместе?»

Этими вопросами он совершил такую глобальную революцию в своей семье, что его родители до сих пор бьются над ответами. Им было уже под 40, когда случился этот разговор, и они никогда не задавались такими вопросами, никогда не обсуждали ничего подобного, они никогда не соприкасались на уровнях, которые глубже, чем пена. С вопросом сына у них начался совершенно другой период жизни, где они по-другому увидели, открыли друг друга.

Молоко

Следующий уровень — уровень молока. Это уровень содержательного разговора, где есть события, где есть «со» — содержание, событие, что-то наше, со-вместное. Не когда я во внутреннем диалоге нахожусь, а внешне только поддерживаю видимость разговора, а когда мне действительно нужен со-беседник для того, чтобы с ним найти «со”-решение.

Когда действительно, у меня есть вопросы, на которые я в самом деле хочу получить ответы. Когда у меня есть реально интересующая меня информация, которой я хочу поделиться с собеседником. И тогда ты соприкасаешься и вступаешь уже в настоящий контакт. Некоторые предприниматели или руководители выбирают меня в качестве коуча, тренера. На самом деле я им нужна не для того, чтобы я их тренировала, а потому что им очень удобно «об меня» думать. Я понимаю, что они в этот момент чувствуют себя на безопасном уровне, раскрываются, я им предоставляю пространство, где они могут обсуждать то, что их на самом деле волнует, проговаривать свои еще невылупившиеся и оттого нелепые идеи, задавать глупые, но настоящие вопросы.Я вряд ли могу что-то посоветовать им по существу, но я создаю это пространство. Условно, я говорю этому человеку следующее: «Я подержу за тебя эти стены, а ты можешь пока позаниматься творчеством. И все будет хорошо! Я за тебя подержу это небо, а ты погуляй пока!»

И у нас получается уровень сути, уровень событийности. Конечно, туда очень страшно переходить от уровня пены, потому что человек становится здесь более уязвимым, ведь у него здесь появляется свое мнение, он сам может как-то отнестись к мнению собеседника, может его обидеть или, наоборот, поддержать. И на этот уровень пускают обычно не сразу, а спустя какое-то время, когда убеждаются в безопасности собеседника, или наоборот, когда он настолько притягателен и интересен, что можно рискнуть.

Чтобы общаться на уровне «молока», надо научиться там быть, надо тренироваться. Так быстренько с уровня болтовни на уровень событий не перескочишь. Открытость, искренность, уязвимость, о которых говорят психологи, это первая дверка туда.

Как только ты начинаешь говорить: я думаю так, мне нравится вот это, когда ты честно говоришь про «я» как «я» – это уже уровень молока. И когда ты с человеком сорадуешься, сопереживаешь ему, это уже уровень молока.

Кофе

Следующий более глубокий уровень — это уровень кофе. Это те самые отношения, когда можно начинать разговор в любой точке времени. Потому там так медленно происходит оборот вашей планеты вокруг светила, что как будто даже солнце еще не зашло, вечер не наступил. Это уровень ценностей. Хотя, возможно, событий происходило и много, но нет необходимости про них рассказывать. На этом уровне мы разговариваем об устройстве мира, о совпадениях души.

Уровень пены — произвести впечатление, выстроить в глазах собеседника определенную картинку, не имеющей к реальности никакого отношения.На уровне молока человек уже является собой, но все еще хочет нравиться.

А очень четкий критерий перехода на уровень кофе — это когда я могу рассказывать про себя истории, которые не добавляют мне ни красоты, ни гламура. Они показывают меня живым человеком.

…”Люди под сорок как минное поле, что-нибудь скажешь, и ждешь, не рванет ли в ответ. Там за словами и радости много, и боли накопили за столько-то прожитых лет…”

Это я написала о другом, но очень подходит для описания уровня кофе. На уровне кофе уже не безопасно и с непривычки долго не выдерживаешь. И потому говорили-говорили о дорогом — и вдруг перескочили на несущественные детали. Но если научиться переключаться, то, как в искусстве дайвинга — ты можешь погружаться на разную глубину: быть то там, то там, то там. Но у тебя должна быть внутренняя сила, чтобы понимать, что если тебя что-то заденет на глубине, то ты сможешь с этим справиться. Твои легкие не разорвутся. Это как с тренировками — чем ты туда чаще спускаешься, тем лучше ты осваиваешь это пространство, и тем тебе менее страшно. Тем более всегда можно вынырнуть на поверхность. Но когда ты начинаешь на этом уровне жить, на поверхности уже становится скучно и пресно. Как если кто-то один раз попробует настоящее, уже трудно жить суррогатами. От меня иногда люди хотят общения уровня выше — «о природе, о погоде и вообще о чем угодно», а я не могу. Я их тащу вниз, в важное. Если я научилась там жить, я уже стала донной рыбой, камбалой.

Слова здесь уже второстепенны. Или же их мало, и это — те самые правильные слова, которые не скрывают смысл, а выражают чувства.

У меня спрашивают, почему я не хожу на тусовки, а я не понимаю, что там делать. Я задыхаюсь в пене. Вернее, я знаю, что там делать. Я постараюсь найти там такого же, как я, чтобы уединиться с ним в уголке и поговорить об интересном и важном.

Если у вас возникает чувство или намерение на уровне глубины, оно только на уровне глубины и может быть выражено. И тогда оно настоящее. Все, что будешь делать на поверхности, будет фальшивкой, неправдой. В моем любимом фильме «Тот самый Мюнхаузен» меня каждый раз невероятно трогает последняя сцена, когда Мюнхаузен стоит около пушки, а она кричит: — Я очень люблю тебя!
— Нет, не то!
— Я буду ждать тебя!
— Фигня!..
И тогда она кричит — с глубины:
— Они намочили порох!

Я сейчас говорю, и у меня мурашки и слезы на глазах. Потому что это про настоящее. И если этот критерий уже у тебя существует, ты не согласишься на меньшее. Ты становишься такой вот глубоководной камбалой.

И страшно — всегда страшно. Но страх — это показатель, что ты нырнул на метр глубже, чем обычно, и не понимаешь — близкие люди рядом с тобой или смотрят с той стороны аквариумного стекла. Страшно ждать обратной связи от них.

И этот страх на самом деле — не страх. Это как бы мурашки и некая дрожь, моя метафора — это дрожит пространство, пропуская тебя на следующий слой. Как глоток чистой воды, как погружение на глубину.

Эта дрожь — риск быть непринятым, потому что ты очень уязвим в этот момент. Ты рискуешь быть воспринятым на уровне пены как нечто непохожее на остальных, некрасивое, косноязычное. И лишь люди на глубине твой уровень глубины воспримут мгновенно. Не обращая внимания на внешний вид, ошибки в словах или паузы.

Первое погружение на глубину, иногда случайное — это то, что может поменять твою жизнь. Ты даже не подозревал, что там, на глубине, есть жизнь. Ты даже не знал о существовании предельно чистой воды. Обычно у людей это освоение больших глубин, поиск себя, настоящего, и близких людей происходит с возрастом. Но не у всех. Есть те, кто на всю жизнь останавливается на уровне пены и молока, потребители сериалов, мастера легких разговоров ни о чем. Кстати, именно они обычно считаются общительными людьми, что является положительным качеством в нашей культуре, несмотря на то, что такой талант — это часто всего лишь умение заполнять паузы.

С другой стороны, я много раз сталкивалась и с такими случаями, когда человек всю жизнь болтается на уровне пены, а потом совершенно случайно ему встретится кто-то с уровня ниже и позовет к себе. Иногда это нечаянная или неожиданная встреча с учителем. Который откуда-то найдет правильные слова, которые заставят задуматься. Иногда — потери и катастрофы, которые лишат того, что ты считал важным. Но чаще всего — это любовь. Ты нырнешь, нечаянно захлебнешься от неожиданности — потому что прожил всю жизнь, и не знал, что так бывает, испугаешься, убежишь к себе наверх — но потом начнешь тосковать по этому глотку подлинности. И вернешься рано или поздно, чтобы остаться насовсем.

Сироп

С уровня кофе начинается переход еще дальше, на самый глубокий уровень, который вообще весь в «мурашках». Там уже нет понятия мужчин и женщин, до него вообще не все доходят. Иногда люди достигают этой глубины путем медитации, иногда человека туда приводят глубокие жизненные кризисы. Там нет слов. У некоторых это называется — вера, у некоторых — любовь. И даже то, что я сейчас говорю, будет неправдой, потому что это все уже слова. А когда попадаешь на этот уровень, на дно, на уровень той самой капли сладости в кофе, там слов уже нет. Это может быть опыт очень сильных, глубинных переживаний, когда ты вдруг оказываешься в том самом состоянии «здесь и сейчас», состоянии максимальной открытости для мира. В одной религии это называется благодать, в другой — просветление. И даже если ты попытаешься это определить или обрисовать, это уже будет повышение уровня. А здесь не нужно говорить, не надо… Поэтому во многих духовных практиках есть техники молчаний, молчаливых ретритов. Там ты уходишь за уровень слов — к себе, к миру, к другому человеку. И общение с человеком на этом уровне — это как у Пелевина в «Священной книге оборотня» лиса и волк сплетались хвостами. Близость на этом уровне — это сплетение хвостами, без слов.

Это уровень принятия. И совершенно неважно, о чем он говорит, кто он, мужчина это или женщина. В этот момент нет разницы — хочешь ли ты с ним заниматься сексом или развивать совместные проекты, неважно. Просто в этот момент ты полностью с ним, ты принимаешь его, а он принимает тебя. У вас возникает единое пространство резонанса.

Это уровень очень большого доверия, потому что там вашей близости не нужно словесное подтверждение. Правда, там невозможно находиться долго без тренировки — и чтобы набрать воздуха, нам все равно придется вынырнуть на поверхность, в слой слов.
Но если ты понимаешь, что у тебя есть глубинный контакт с этим человеком, то всегда найдутся нужные слова.

И этот глубинный контакт — большая ценность. Людей, с которыми ты попадаешь в резонанс, очень мало. Если это мужчина и женщина, то это чувство можно принять за любовь. Но не надо путать эти вещи, вообще не надо находить определение, слово для этого состояния!

Чтобы ощутить со-бытиё, совсем не обязательно с этим человеком прожить всю жизнь, иногда одного мига достаточно, чтобы ощутить вечность. Чтобы оказаться на той планете, где никогда не заходит солнце. Человека с такой степенью близости ты можешь ощущать на расстоянии, ваши мысли сходятся, происходит синхронизация событий, когда вы вдруг интуитивно в один момент тянетесь к телефонной трубке, чтобы услышать друг друга. Или с вами на расстоянии что-то происходит одинаковое.
И конечно, если человек тебя не принимает на этом уровне, это дико больно, это катастрофа, это мир рухнул.

Но это не повод избегать этого уровня и не стремиться к такой близости. Тем более, чем больше ты там находишься, тем ты становишься закаленнее. Не в том смысле, что у тебя задубевает кожа, и ты перестаешь чувствовать, а наоборот, ты учишься плавать и находить своих.

Рискуйте, ныряйте, не бойтесь себя — настоящего. Не обесценивайте то, что вам действительно дорого. Не надо сразу на десять метров, сразу душа в душу. Открывайтесь постепенно, но идите навстречу этим мурашкам!

Источник. 

Поделиться: